Отзыв пациента о нейрохирургическом отделении от 29.12.2011


Этот отзыв записан со слов Александры Владимировны в ходе интересного интервью с ней. Мы постарались записать все дословно, сохранив стилистику устной речи, без какого-либо редактирования.

Войдя в нейрохирургическое отделение, было очень странное чувство, что не испытываешь страха, потому что видишь улыбающиеся и приветливые лица, что очень нехарактерно для многих наших лечебных заведений, к сожалению. Невероятная чистота, медперсонал потрясающе работает. То есть не надо никого звать, не надо никого кричать и бегать. Первый звонок и тут же к тебе приходят, тут же стараются тебе помочь. Если тебе нужно - вызывают врача. Девушки (медсестры) очень профессиональны, очень многие вещи они могут делать сами. И я понимаю, что они работают в четком тандеме с врачами, врачи доверяют им и знают, что если что-то поручили, то все будет выполнено. Это, так сказать, общее впечатление об отделении.

Что касается врачей, их немного - четыре человека, но понятно, что это коллектив. Настоящий сплоченный коллектив, и это тоже очень важно. Идешь на операцию (это не первая операция, которую мне пришлось в жизни перенести) и я никогда не думала, что я могу идти на операцию с таким спокойствием. Потому что, в общем-то, операция на позвоночнике - это вещь не самая приятная. После того, как я проснулась, я вообще не поняла, был ли у меня наркоз или не было. Абсолютно ясное сознание. Прекрасный анестезиолог Айна Бозиева. Просыпаешься, чувствуешь себя прекрасно, тебя переводят через два часа в палату. Ты чувствуешь себя совершенно здоровым человеком. Никакого помутнения сознания и какого-то желания спать, а наоборот чувствуешь бодрость и легкость. И такое ощущение после наркоза для меня было тоже несколько странным и, естественно, приятным.

И дальнейший послеоперационный период. Врач и сестры тебя постоянно наблюдают. Малейшие твои жалобы - и тебя тут же смотрят. И понимаешь интуитивно, тоже чувствуешь, что ты попал в руки настоящих врачей, которые используют самые новые методы. И они смогли их сочетать с таким человеческим, совершенно искренним, теплым отношением к больному. Это не придуманные, не вымученные улыбки, а совершенно искреннее желание помочь. И самое главное - умение помочь.

Прекрасный сестринский персонал, начиная от младшего медперсонала, многие из которых, кстати, может быть мало чем отличаются от среднего медперсонала. В отношении перевязочного кабинета: сестра, которая работает в перевязочной - делает все прекрасно. То есть вот у меня никаких, не то что претензий, у меня просто удивление, восхищение и, честно говоря, недоумение, что у нас еще есть такие больницы, в которых вот такая обстановка. Ты входишь - и аура спокойствия. Понимаешь, что тебе здесь будет оказано все, что только можно оказать в силах врачей.

Ну что касается всего остального - честно говоря, меня это все мало волновало. Ну например еда - я, например, не оставляла ничего, мне нравилось все. Не могу сказать, что я была голодная, но просто нравилось. :) Нормальная еда, великолепная каша, очень приятные раздатчики. Всегда придут, всегда улыбнутся, что-то тебе приятное скажут. Очень жалко, что у нас не так много таких больниц. Хотелось бы, чтобы было побольше. Потому что, попадая особенно в такие сложные отделения, как нейрохирургия, достаточно тревожно для больного. И здесь ты попадаешь в обстановку, где эта тревога потихонечку проходит.

И забыла сказать еще одну очень важную вещь. Ситуация у меня с позвоночником очень сложная и прежде, чем мы пошли на операцию, мы разговаривали с заведующим отделением Олегом Анатольевичем Мышкиным и врачом-нейрохирургом Денисенко Еленой Ивановной, и они мне дали, можно сказать, несколько планов операций, которые возможны. И предложили мне в данном случае неименее агрессивный план, который вполне может мне помочь на сегодняшний день, но предупредили, что возможно, если возникнут какие-то ситуации, то тогда сделаем еще одну операцию. Но часть операции сегодня уже будет сделана. Я прекрасно понимала свое положение, поэтому я согласилась на этот вариант. И Елена Ивановна утром перед операцией она еще раз подошла ко мне и сказала - Александра Владимировна, до тех пор, пока Вы четко не поймете, все, что мы делаем, все что мы можем сделать, и почему мы это делаем - операцию начинать не будем. То есть я вообще не знаю, я, конечно, никогда не работала хирургом, но много лет проработала в медицине и не помню такого случая, чтобы врач пришел и рассказал тебе, что он собирается делать. Он не советовался с тобой. Он не говорил, чтобы ты выбрал, чего хочешь, он объяснял тебе суть, и ты тогда понимаешь, что тебе выгодно. Потому что очень часто говорят - а что вы хотите - вот это или это. Что я могу хотеть, если я не понимаю, ни этого, ни этого, потому что у меня другая специальность? Здесь мне объяснили смысл моей операции и все возможные, так сказать, последствия ее. Вот это меня, конечно просто потрясло. Причем в хорошей спокойной форме. Я не могу сказать, что это доставило какую-то радость. Конечно, немножко тревожно. Но тем не менее, на сегодняшний день все это обошлось очень удачно. Что даже Олег Анатольевич сказал - ну вот это чудо, на что я ему ответила - знаете, это не чудо, потому что чудо свершается независимо ни от чего, а это ваше умение, ваши руки, это уже не чудо. Вот это очень важно. И так со всеми больными. Не потому, что я врач и мне объясняли. Причем объясняется доступным языком. Не тем языком, который ты не понимаешь даже будучи врачом, а совершенно нормальным доступным. То есть человек умеет выражаеть свои мысли и ты понимаешь, что тебе предстоит и что ждет врач от этого.

Если мне предстоит вторая операция, я понимаю, что уже возраст и это все уже не просто, но это уже не страшно. Ты просто отдаешь себя в руки профессионалов и хороших людей. Это правда.

Я нормально отношусь ко многим вещам и соврешенно рационально. Я работаю в медицине уже много лет и я понимаю, что такое для больного, когда с ним разговаривают. Он просто уже начинает верить тебе. Даже если у тебя руки, может, не такие хорошие, но твори руки будут делать то, что надо, потому что вы с больным на одной волне. А это крайне нелегко, поверьте мне.

Это заслуга, безусловно, коллектива. Это заслуга Мышкина Олега Анатольевича. Безусловно это заслуга, что он создал вот тот коллектив, что я не слышала здесь ни одного громкого слова в коридоре. Чтобы что-то кому-то кто-то сказал резкое. И вообще входишь и видишь, что все приветливые, все улыбаются. Это безусловно заслуга. Я думаю, что здесь другие люди никогда не будут работать, с ним, по крайней мере. Я думаю, что с Олегом Анатольевичем не будет работать никто, если будет вести себя по-другому. И это тоже очень важно.

Еще хотелось бы сказать большое спасибо заведующей отделением неврологии Галине Георгиевне Фединой, которая экстренно направила меня к Мышкину. Я два месяца орала как полоумная от этих болей и у меня была очень неприятная ситуация с человеком в одном спинальном центре и я не знала, куда мне деться. Он у меня отнял три недели и мне уже некуда было деться, уже наступает Новый год. Я поняла, что если я сейчас три недели вот так буду орать с этой своей ногой, поэтому при моей безысходности спасибо большое заведующей отделением неврологии, которая позвонила и сказала - Александра Владимировна я Вас кладу по экстренной, больше так нельзя мучиться от боли. И она меня тут же положила. Галина Георгиевна Федина, прошу ее упомянуть, на Грохольском она заведует неврологическим отделением. Так что я очень благодарна всем!

Александра Владимировна
Место работы / род занятий: Врач онкологического центра


В соответствии с Федеральным законом №152 "О персональных данных", информация о пациенте, по которой его можно идентифицировать (фамилия, место работы и должность, фотография), публикуется только с его согласия. Отзывы, в которых упоминается Волынская больница, были написаны пациентами до перевода нашего отделения из Волынской больницы в ЦКБ в ноябре 2012 г. См. новость о переводе нейрохирургического отделения в ЦКБ.