Отзыв пациента о нейрохирургическом отделении от 02.07.2012


Это интервью с первой пациенткой нашего отделения. В июне 2011 она поступила в Волынскую больницу с осложненным переломом позвоночника, полученным вследствие неудачного приземления с парашютом. Сегодня она пришла к нам не просто самостоятельно, но даже на каблуках, чтобы пройти необходимое обследование и дать интервью.

- Вам год назад пришлось перенести сложную операцию на позвоночнике. Что у Вас произошло?

Произошло непредвиденное очень жесткое приземление с парашютом. Мы готовились к рекорду России и совершали парашютные прыжки, скажем так, в не очень хорошую погоду. И мне, как говорят, не повезло. Хотя на мой взгляд, конечно же, повезло, потому что итог показателен: все сложилось так, что я попала в руки прекрасного коллектива данной больницы, чему очень рада. Своим друзьям я вообще рассказываю, что меня в этом месте сделали крепче. Поясница у парашютистов - это самое травматичное место в позвоночнике, не считая шеи, конечно. У нас ломается в основном поясничный отдел, если что-то происходит. Так что меня теперь собрали и в этом месте теперь будет все хорошо.

- А что послужило причиной такого приземления? Помешал ветер?

Да, сильный ветер, майская погода, природные изменения, термики, восходящие потоки, нисходящие, плюс ветер с леса. И где-то на достаточно большой высоте я сорвала джекпот. Обычно все заканчивается одним нисходящим потоком и одним ударом об землю. У меня их случилось несколько. Я как на лифте очень быстро летела с приличной высоты. Плотно сгруппировалась, понимая, что ты ни делай - парашют не оттормозит у земли. И только за счет группировки поломалась в единственном месте.

- После падения руки-ноги шевелились?

Ноги еще шевелились. А к моменту, когда привезли в ближайшую больницу в Пущино - левая была уже так себе, вялая. Вообще с момента падения до момента попадания в Волынскую больницу меня перекладывали, возили больше десяти раз туда-сюда, на рентген и т.д. Хирург местной Пущинской больницы намекнул, что прыжок этот последний однозначно и, говорит, большой вопрос как будет дальше - "видите, уже все вялое и дальше может лучше не стать".

- А что вообще было на рентгене? Насколько все было серьезно?

Да, надо сказать, что мне вслух озвучили несколько не ту версию, которую я потом увидела в эпикризе. Но, вроде бы, сломался один позвонок. Ну еще что-то не очень существенное.

- Вам, наверное, вертебропластику сделали? Позвонок цементом укрепили?

Нет, без цемента. Только укрепили сегмент. За счет того, что был отломлен отросток, сказали, что как только все придет в норму - будет стоять вопрос прикрепления этой конструкции к позвоночнику. Олег Анатольевич вообще мне сразу пообещал, что я в парашютный спорт вернусь. А мне в тот момент, когда уже ничего, кроме пальцев на одной ноге, не шевелилось - очень хотелось хотя бы снова начать ходить. Но надо ставить перед собой высокие цели.

- Расскажите, как вы восстанавливались в послеоперационный период?

Я теперь веду ежедневник и четко отношусь ко времени. Каждый день записывала, сколько времени проведено стоя, сколько метров удалось проехать. Я поменяла свой велосипед на велотренажер. Как встать до него добраться - в этом была своя техника. Вообще во всем была своя техника. Руки стали сильнее. Пока лежала - натренировала. Затем мне привезли ходули. На ходулях для меня уже квартира появилась. Месяца через два появился душ - хотя бы просто до него добраться, поздороваться. И велотренажер. То есть у меня сначала были ходули, после них был костыль под бок, потом канадская палка с опорой внизу и обычный костыль под локоть. На этих двух девайсах я съездила на море, свозила сына, прогулялась сама, почувствовала, что море своей энергией и водой возвращает силы. Где-то день на пятый удалось-таки согнуться и поплыть. Потом даже в ноги вернулась сила, какой-то пресс появился, спина пришла в тонус, руки. Домой уже вернулась с одной палкой-треногой. Потом все сменилось на обычную трость, с которой я поехала в другую страну получать новую специальность, для которой тоже пришлось несколько вернуть мышечный тонус. На то, чем сейчас занимаюсь, Олег Анатольевич поругался. Сказал, что спина перенапряжена - надо делать расслабляющий массаж, что болит из-за того, что мышцы перенапряжены. Моя деятельность сейчас связана с большими физическими нагрузками, особенно на спину. Все коллеги, друзья говорят - пожалей себя, свою спину. Я говорю - наоборот, таким образом занимаюсь физкультурой, потому что просто загнать себя в тренажерный зал совсем не интересно.

- Я так понимаю, Вы почти вернулись в паршютный спорт?

Почти. Я летаю пока только в трубе и занимаюсь укладкой парашютов. Но я всегда этим занималась. Научилась укладывать запаски, ездила в другую страну, получила лицензию. Теперь занимаюсь безопасностью тех людей, которые меня все лето выхаживали, протирали, переворачивали, выносили утки, делали уколы.

- Вы пережили непростой год. Ваше мировоззрение не изменилось?

Ну скажем так, я всегда реалистично относилась к жизни, но возникло прозрение, насколько совершенен человеческий организм. Происходит какая-то компенсация сил. То есть что-то ушло снизу - но чуть-чуть прибавилось мозгов. С работой удалось справиться по-другому: доставка, сети, все платежи через интернет. В общем-то даже работа не встала, удалось ее немножко разрулить. Даже не все из работодателей были в курсе.

- Да. Хорошо, что все в итоге обошлось.

Да вообще отлично. Вообще это получился такой фильтр друзей, подруг... личной жизни... семьи... Сюрпризов неприятных было сильно меньше, чем приятных, но... они были...

Томашевич Ирина Анатольевна
Место работы / род занятий: Дизайнер-фрилансер, спортсменка-парашютистка
Диагноз, проведенное лечение: Осложненный перелом позвоночника вследствие падения с парашютом


В соответствии с Федеральным законом №152 "О персональных данных", информация о пациенте, по которой его можно идентифицировать (фамилия, место работы и должность, фотография), публикуется только с его согласия. Отзывы, в которых упоминается Волынская больница, были написаны пациентами до перевода нашего отделения из Волынской больницы в ЦКБ в ноябре 2012 г. См. новость о переводе нейрохирургического отделения в ЦКБ.